« Вернутся в раздел

Публикации

09.04.16

Эрих Фромм. Человек, взявшийся за психокоррекцию цивилизации

Автор: Валентин Бадрак

Источник: Зеркало недели

Однажды, в 1991 году, будучи старшим лейтенантом советских ВДВ, точно знающим, что карьера военного — не мой путь, я испытал нечто, схожее с катарсисом. Винтик сложной системы, не имеющий права думать и принимать решения, я искал способ изменить свою жизнь и выйти из зоны разочарования. 

Совершенно случайно мне попалась в руки книга Э.Фромма "Человек для себя". Я проглотил ее за ночь, и уже со следующего утра мне отрылась новая жизнь, совсем иная, наполненная творческой деятельностью. Позже я узнал, что Эрих Фромм перевернул жизнь не только мою. Десятки, а может, и сотни тысяч людей могли бы рассказать подобные истории. 

 

В чем секрет его силы? Вероятно в том, что довольно простыми, но весьма убедительными формулировками он дает подсказки к созданию самим читателем собственной жизненной стратегии, опирающейся на несколько важнейших принципов: активное мышление, направленное на создание системы действий; снисходительное, открывающее способность к синтезу мироздания, отношение к авторитетам; продуктивная творческая деятельность, в процессе которой материальное переносится на второй план, расступаясь перед вечными ценностями. Но самый главный — ответственность каждого за собственный жизненный сценарий. 

 

…Воспоминание о Фромме связано с окончанием марта — он пришел в мир в конце этого месяца в 1900-м и в конце этого же месяца ушел, не дожив пяти дней до восьмидесятилетия. Сама его жизнь несет множество замечательных уроков, обретающих особую ценность в эпоху расцвета безумных стереотипов.

 

Необычайная двойственность XX века, с его чудовищными войнами и разрушающими сознание идеями, породила героев нового толка. А.Швейцер, А.Эйнштейн, В.Франкл, Р.Мэй, К.Лоренц, Э.Фромм — не просто люди противодействия. Но представители несгибаемой силы, возвращающей человеку веру в любовь. 

 

Фромм — один из наиболее ярких представителей этой когорты. Стоявший у истоков объединения психологии и социологиив он одним из первых приступил к ревизии смысла человеческого пребывания на Земле. Сумев в значительной степени модернизировать этику, он сделал пророческое предостережение современным обитателям планеты: человек, вся жизнь которого сосредотачивается на производстве, продаже и потреблении товаров, сам превращается в товар. И умирает как продуктивная личность вследствие отказа от собственного творческого начала: "...Я все еще чувствую себя чужим в мире, целью которого является заработать как можно больше денег. Именно это я всегда ощущал как извращение".  

Единственный ребенок в семье, Эрих Фромм воспитывался и формировался в атмосфере безграничной свободы. Дед и прадед, почитаемые в Баварии раввины, были для него главными авторитетами, в то время как отец, ставший дельцом — виноторговцем, в глазах сына остался неприемлемым стереотипом примитивно материализованного мира. С первых осознанных лет жизни самосовершенствование и поиск гармонии деда и прадеда вступили в непримиримый конфликт с суетой вокруг денег отца. Это наложило заметный отпечаток на самоопределение Фромма. 

 

Трагедия и фатализм первой войны (ему было тогда 14 лет) заставили его по-иному взглянуть на суть человеческих побуждений. Однако лишь к 30 годам он завершил свое образование как психоаналитик, делая ставки преимущественно на самостоятельное изучение наук. Синтез всего созданного Фрейдом и его учениками привел Фромма к достаточно жесткой ревизии психоанализа и развитию его до новой, практически самостоятельной ветви, где базовые понятия определенно расходятся с фрейдовскими. Если Фрейд поставил во главу угла развитие либидо и внутренние сексуальные переживания человека, то Фромм усмотрел главную причину воздействия на характер и психическое здоровье именно в обществе и социальном окружении человека. "Я считаю человека существом прежде всего общественным, и не думаюв подобно Фрейдув будто он прежде самодостаточен, а только во вторую очередь нуждается в других для удовлетворения своих инстинктивных потребностей" — так определил он свою позицию. Перебравшись в США, Фромм всерьез взялся за этическое лечение и совершенствование человека путем изменения общественного сознания и общественного уклада в целом. Продвижение новых идей на американском континенте началось с первой книгой "Бегство от свободы", написанной им в 41 год и неожиданно сделавшей исследователя популярным среди студентов и специалистов. 

 

25 лет Фромм почти беспрерывно курсировал между Америкой и Мексикой, проживая в последней. Райнер Функ отмечал, что если в Мексике ученый позиционировал себя как психоаналитик и социопсихолог, то в США — как социальный критик и социальный политик. То есть для развития возможности воздействия Фромм использовал, с одной стороны, разные статусы и, соответственно, разные аудитории, а с другой — постиндустриальное американское общество с более развитой информационной сетью воспринималось им как основная арена сражения. И с целью продвижения своих идей, и с целью "лечения" самого общества.

 

Окончательно проникшись убеждением о наличии у современного общества серьезной болезни в Фромм начал тщательно изучать коллективное подсознательное, пытаясь определить пути к гармонии и способности каждой личности стать плодотворной и творящей.

 

Именно с публикации первых книг в со смелых публичных выступлений в студенческой и преподавательской среде начались его первые шаги к успеху и признанию. Он говорил то, что большинство его коллег высказывать не решались, опасаясь общественного резонанса и негативных последствий для карьеры. Фромм использовал все возможные методы, чтобы стать заметным и узнаваемым, приобщить к своему психосоциологическому учению как можно больше людей.  По всей видимости, поиски новых величин в создаваемом базисе социального психоанализа и привели Фромма к определению такого понятия, как общественный характер. Исследователь предостерегал о двусмысленной функции общественного характера, который при изменении условий существования общества начинает выполнять функцию не стабилизирующую, а дезинтегрирующую и подрывающую социальную систему. И поскольку, как утверждает Фромм, поведение отдельного человека определяется целым рядом факторов, среди которых — способ контакта с окружающим миром, приобретение вещей и отношения с людьми, то социальная составляющая заметно влияет на направления потоков человеческой энергии.

 

Изучая направленности человеческого характера в процессе социализации, Фромм сформулировал одну из наиболее опасных и непродуктивных ориентаций для будущего человечества — "рыночную". Рыночный характер, по Фромму, предусматривает повсеместное появление "человека-товара". Что на фоне отсутствия развития психических и духовных сил ведет к потере идентичности и самоуважения, искореняет идеи творчества, свободы и продуктивности. Фроммовский синтез бытия позволил взглянуть на мир под совершенно новым углом зрения, отличным от общепринятого по сути.

 

Фромм обнаружил у современного человека ошеломляющее противоречие: потерю цели в пользу бесконечного и часто бесполезного развития средств. Фиксация этой чудовищной, доминирующей подмены понятий позволила исследователю утверждать, что основные проблемы современного человека коренятся в его безразличии к самому себе.

 

Человек глубоко социальный, Фромм не мог пребывать в одиночестве. 

 

Любопытной в жизни гениального исследователя была роль женщин. Женитьба Фромма на Фриде Райхманн, которая была старше его на десять лет, казалась достаточно логичной: вместе с рядом друзей он проходил у нее сеансы психоанализа. Сильная магнетическая личность довольно долго оказывала определенное влияние на жизнь и восприятие мира Фроммом. Но поскольку двум самобытным свободолюбивым людям ужиться вместе весьма непросто, спустя четыре года последовал развод. Впрочем, они остались добрыми друзьями. 

 

В основе еще одной связи — с Карен Хорни — также была профессиональная деятельность. 

 

Психоаналитик с мировым именем, старше Фромма на добрых пятнадцать лет, она фактически ввела его в психоаналитический мир Америки.  Так или иначе, женщины стали социальной опорой ученого, в связи со сменами статуса и отсутствием бремени какого-либо домашнего очага нуждавшегося в сублимации понятий "уют" и "дом".

 

Фромма ничто не могло удержать на месте: когда он почувствовал необходимость жить в определенном удалении от постиндустриального американского общества, без колебаний покинул Нью-Йорк и переехал в столицу другой страны. Наконец, когда он ощутил желание не возвращаться в достаточно большой дом в предместье Мехико, то просто бросил его. К времени и пространству Фромм относился как к категориям, призванным служить ему, а не наоборот. В то время как подавляющее большинство людей обременены тяжестью различных обстоятельств и вещей, которыми они обладают.  

 

Исключительная рациональность подходов ученого к жизни и работе позволяла ему находиться в стороне от очагов людской суеты, а редкие случаи обыденных споров за доминирование в профессиональной сфере он решал нестандартным образом: оставлял коллективы и институты, организовывая на пустом месте новые (не менее колоссальные в научно-практическом отношении) структуры.  Фромму вполне удалось избежать того, от чего он предостерегал ослепленное тягой к материальным ценностям человечество, — следования рыночной ориентации. Успех мыслителя определяется искренним желанием и способностью убедить потерявшегося в мире ложных целей маленького человека, что тот владеет главным пакетом акций собственного счастья. Конструктивизм этой идеи вселяет в обывателя надежду, что он может и должен отыскать силы внутри себя, направив их на обретение реального смысла жизни. Такая идея, в отличие от многих, в том числе религиозных ориентаций на помощь извне, подкупает, поскольку дает человеку новое орудие борьбы и новые надежды. 

 

Новаторство Фромма преимущественно и состоит в том, что он сумел обобщить все имеющиеся, но скрытые от не слишком пристального человеческого взгляда прогрессивные философские концепции, касающиеся развития личности и мотивации. Дал каждому шанс родиться духовно, уже будучи рожденным физически.  Всю жизнь мыслитель следовал теории борьбы — проделывал немалые усилия по поддержанию собственной физической и умственной кондиции. Ежедневные физические упражненияв тренировка дыханияв концентрация вниманияв тщательный самоанализ и медитация позволили ему практически до самой смерти сохранить не только трезвость мышленияв но и способность убеждать молодых. Глобальный труд "Иметь или быть" Фромм написал в 76 лет.

 

Он стал одним из крупнейших исследователей природы деструктивности наряду с Конрадом Лоренцом и Ленардом Берковицем. 

 

За долгие годы продвижения в мир своих гуманистических идей гениальный аналитик добился пророческого влияния. В зрелом возрасте он отметил: пророчество обязывает к провозглашению идей — не обязательно новых, но непременно с воплощением их в собственной жизни. И жизнь Фромма поражает последовательностью, размеренностью и рациональностью, основой которой всегда было творческое начало и максимальная концентрация на главном. Он был пророком по жизни, счастливым и умиротворенным, что позволило ему открыть путь к новому, скрытому от большинства людей свету для многих тысяч, идущих следом.

http://gazeta.zn.ua/personalities/erih-fromm-chelovek-vzyavshiysya-za-psihokorrekciyu-civilizacii-_.html



Комментарии


Каждый человек рожден для потенциальной миссии
Каждому подвласна уникальная форма самовыражения.
Каждый сам делает свой выбор. Сделай свой выбор
и обрети новую, более яркую реальность.