« Вернутся в раздел

Интервью и комментарии

04.11.12

Валентин Бадрак: «Настоящий воин воспитывает себя сам»

Автор: Кадетский журнал

Источник: Кадетский журнал

Поводом  для  встречи  с  писателем  Валентином  Бадраком  послужила  его  книга «Восточная стратегия» – дилогия, состоящая из двух романов «Родом из ВДВ» и «Офицерский  гамбит».  В  них  два  героя  проходят  путь  от  курсантов  Рязанского воздушно-десантного  училища  до  полковников. Один стал  сотрудником  знаменитого на весь мир ГРУ Генштаба – то есть военной разведки; второй – линейным командиром, которому выпало пройти обе чеченские войны. Автор уделил много внимания вопросам становления офицеров, что не могло не вызвать интерес «Кадетского журнала». Об этом мы и беседуем с писателем, который в свое время сам прошел курсантскую и офицерскую школу.

 

–  Валентин  Владимирович,  почему  герои  вашей дилогии так по-разному воспринимают учебу в военном училище? В самом ли деле молодых людей ожидает та пресловутая ломка характера, о которой во все времена твердили, вспоминая об армии?

 

– Ломка не обязательна, ведь все зависит от мировосприятия  и  осознания  себя  на  гигантской системе координат. Каждый из нас сталкивается с выбором, со многими выборами. Когда я описывал жизнь десантного училища, то взял два  наиболее  типичных  образа  –  индивидуалиста  и  коллективиста.  Такие  типы  сплошь  и рядом,  просто  в  обычной  жизни  человек  сам регулирует  время  пребывания  в  социальной среде, а в армии, в училище это делают за него.

И,   конечно,   индивидуалисту   тяжелее   –   он чувствует  себя  улиткой,  у  которой  отобрали раковину.  Потому-то  один  герой  непрестанно сомневается,   переживает   сомнения,   верный ли  избран  жизненный  путь,  а  второй  (он  сын

военного) чувствует себя, как рыба в воде. Но тут речь о психическом восприятии – остальная нагрузка для обоих героев, как для каждого реального курсанта РВДУ, – почти предельная. Но правда и в том, что каждый тип личности может найти свое исключительное применение в армии.   

 

–  Какие  особенности  самого  десантного  училища, и чем такая учеба отличается от учебы в нынешних военных университетах?

 

– Сравнивать мне сложно, так как я не знаю деталей  современного  обучения.  Но  что  касается РВДУ и училищ того времени, особенности были – и именно их я попытался описать в книге. Во-первых, самым важным фактором, без всякого сомнения, можно считать психологическую  подготовку.  Убежденность  каждого курсанта в своих безграничных возможностях и  готовности  коллектива  –  это  многократно повторяется   и   закрепляется   действиями   до автоматизма ежедневно. То, что психологи называют  аффирмациями.  Но  вербальные  установки в училище даются извне, это как бы ментальная инъекция. Во-вторых, нагромождение испытаний, происходящее круглосуточно. Это не  просто  вытерпеть  марш-бросок  один  раз или  проявить  выносливость  чем-то  другом. Это  испытание  образом  жизни,  который  необходимо  попросту  принять. Иначе,  если  ему противиться,  ничего  не  выйдет.  Сюда  можно отнести  и  привыкание  к  голоду,  холоду  непрестанной   физической   перегрузке,   букету умственных  задач,  борьбу  со  страхом,  готовность  в  считанные  минуты  осваивать  новые виды  деятельности,  умение  не  паниковать  в форс-мажорных  условиях,  которые  создаются почти  непрерывно.  Одним  словом,  состояние шока становится нормой. Причем, монотонные действия порой воспринимаются сложнее, чем перегрузки. Скажем, полдня строевого топанья плацу до состояния, когда ноги отваливаются, а горло хрипнет от песен, переносится тяжелее, чем 55-километровый марш-бросок в учебный центр,  который  совершается  дважды  в  месяц. Или сдача экзамена по физике после бессонной ночи  может  оказаться  сложнее  совершения прыжка с парашютом на воду. И так далее. Наконец, в-третьих, ответственность. Сегодня это особенно  важно,  когда  молодые  мужчины  ее боятся. Думаю, в любой военной организации к этому приучают, а ведь способность принимать решение и отвечать за него как раз и есть то главное мужское, что выделяет настоящего мужчину.  В  РВДУ  этот  вопрос  возведен  в  абсолют, а его мерилом является время. Потому главной  ценностью,  которую  для  себя  выносит  выпускник  десантного  училища  –  минута имеет значение, минута бесценна. Может быть, потому это отлично закреплялось на практике, что  и  прыжок  с  парашютом  осуществлялся  в течение двух-трех минут.       

 

–  В  своей  книге  вы  достаточно  детально рассказываете о системе подготовки в Военно-дипломатической академии, или, как ее раньше называли  сами  слушатели,  в  Академии  Советской  армии.  Откуда  эти  данные,  и  что  бы  вы

выделили  в  подготовке  современного  военного разведчика?

 

–  Как  военный  эксперт  и  руководитель  неправительственного аналитического центра, я, конечно, знаком со многими представителями спецслужб, в том числе – различных разведывательных  ведомств.  Информацию  пришлось собирать  по  крупицам,  достаточно  долго,  а консультантами служили несколько выпускников пресловутой Академии. Фамилии, разумеется, я называть не стану – некоторые из них и сейчас  в боевом строю, генералы. Что  же  касается  подготовки,  то  современный  разведчик  –  в  первую  очередь,  интеллектуал.  Человек,  который  должен  уметь  по сумме   косвенных   признаков   предсказывать военно-политические  события.  Это  не  только подготовка  к  войне.  Сегодня  это  может  быть разработка оружия, подписание важного контракта,   ведение   переговоров   с   серьезными последствиями и т. д. Поскольку речь идет об иностранных  государствах,  разведчик  обязан знать  язык,  культуру,  обычаи  и  вообще  особенности  той  страны,  в  отношении  которой ведется разведка. Но самое главное, современный разведчик – это психолог, в совершенстве владеющий  приемами  влияния  на  людей.  Потому что задачи современной разведки заметно  поменялись  –  от  добывания  информации в  сторону  влияния  на  представителей  власти определенной страны.   

 

– Как следует готовиться курсанту, молодому офицеру, чтобы стать разведчиком?

 

– Конечно, универсальных рецептов нет. Тем более что невозможно «поступать в разведку». Эти  ведомства  сами  находят  и  отбирают  себе сотрудников.  Кстати,  в  книге  именно  такая история  и  описана,  –  она  основана  на  реальных событиях в жизни конкретного человека. Но если все-таки попытаться синтезировать… А  давайте  я  отвечу  словами  из  книги  (открывает  и  зачитывает):  «Он  заставил  слушателей перепахать  вдоль  и  поперек  некогда  секретный  доклад  психоаналитической  лаборатории Вальтера Лангера о мышлении Адольфа Гитлера, настаивая на том, что каждый уважающий себя  разведчик  должен  владеть  принципами моделирования  поведения  разрабатываемого человека.  Разумеется,  «Язык  телодвижений» Аллана Пиза и всех его многочисленных последователей, «Мотивация и личность» Абрахама Маслоу, «Психология лжи» Пола Экмана были подробно  разобраны  под  углом  практического  применения  разведчиком.  Так  же,  как  подробнейшим образом исследованы сексуальные влечения по Фрейду, психотипы по Юнгу, психология толпы по Лебону, психопатология масс по Франклу,  комплекс  неполноценности  по Адлеру, агрессия по Берковицу или притязания по Левину». Это – лишь маленькая  крупица, касающаяся психологической подготовки. А еще есть языковая, которая определена как одна из ключевых.  Есть  общая  база.  Потому,  с  одной стороны,  сказать,  что  молодому  претенденту, стремящемуся  в  разведчики,  следует  прочитать  полное  собрание  сочинений  классиков, выучить пару языков, добиться успеха в каком-нибудь  виде  спорта  –  покажется  преувеличением  реальной  картины.  С  другой  стороны, это  недалеко  от  истины,  потому  что  главное –  попасть  в  поле  зрения  как  интеллектуал.  А еще я слышал от многих разведчиков: если есть стремление, если активно реализуется намерение, то есть, если человек серьезно готовится, разведка его находит. Непременно.   

 

– Что в карьере военного представляется вам наиболее важным?

 

–  Конечно,  способность  непрерывно  действовать,  развиваться,  искать  пути  совершенствования.  Как  личности,  как  профессионала своего дела. Это важно не только для военного, это неотъемлемая часть жизни любого человека. Время идет, мы обязаны меняться вместе с миром.  А  претенденты  на  лидерство  должны успевать делать это быстрее. Не стоит забывать: офицеры – это та прослойка людей, которая на шаг впереди остальных.

 

– А почему эпиграфом выбраны слова фехтовальщика? На первый взгляд они кажутся старомодным изречением.

 

– Суть воина не изменилась с веками ни на йоту.  Как  жить  и  как  умирать  –  всегда  главный вопрос воина, соответственно и офицера. Кстати, это и для мирного времени актуально. «Воин   должен   учиться   одной-единственной вещи: смотреть в глаза смерти без всякого трепета», – говорит легендарный Цукахара Бокуден. Это, на самом деле, означает: воин должен непрерывно  закалять  свою  психику  и  тело, воспитывать  готовность  к  любым  ситуациям и  к  главному  жизненному  сражению,  которое вовсе  необязательно  означает  кровопролитие. Ведь ключевые человеческие драмы всегда происходят в душе.

 

– Кто из офицеров является примером лично для вас?

 

–  Вы  наверняка  ожидаете  таких  имен  как Жуков,  Тухачевский,  Брусилов.  Ну,  или  Маргелов. Но  мой  герой  –  английский  офицер Роберт Фалкон Скотт, о котором я не случайно вспоминаю в книге, в сложный, даже переломный момент для одного из героев. Капитан погиб  в  мирное  время,  возвращаясь  с  покоренного Южного полюса. Оказавшись дважды проигравшим  –  его  обошел  норвежский  путешественник Руал Амундсен, и к тому же он чувствовал, что погибнет, – этот человек продемонстрировал подлинные мужские качества. Свою смерть он превратил в неимоверный акт воли, в памятник мужеству. Еще в детстве, когда я впервые прочитал его «Последние дневники и письма» он стал для меня символом офицерского поступка.

 

http://cadet.org.ua/uploads/K_J_11.pdf   



Комментарии


Каждый человек рожден для потенциальной миссии
Каждому подвласна уникальная форма самовыражения.
Каждый сам делает свой выбор. Сделай свой выбор
и обрети новую, более яркую реальность.